om1.ru
«Если меня здесь бросят, я выберусь»: тестируем, как улица Ленина в Омске приспособлена для незрячих Активистка, защищающая права незрячих, рассказала, чем хорош Любинский проспект, почему она судится с Обществом слепых и чем полезна аудиореклама.

«Если меня здесь бросят, я выберусь»: тестируем, как улица Ленина в Омске приспособлена для незрячих

16 августа 2018, 15:08

«Если меня здесь бросят, я выберусь»: тестируем, как улица Ленина в Омске приспособлена для незрячих
Фото: Екатерина Чаплинская
Активистка, защищающая права незрячих, рассказала, чем хорош Любинский проспект, почему она судится с Обществом слепых и чем полезна аудиореклама.

О доступной среде для инвалидов стали говорить все чаще, но реально в этом направлении делаются только первые робкие шаги. В Омске единственным островком, где незрячие могут чувствовать себя относительно комфортно, оказался отремонтированный Любинский проспект. Со второй частью улицы Ленина все сложнее. А за ее пределами слепым и слабовидящим без сопровождающих делать нечего. В этом убедился портал Om1.ru, прогулявшись с активисткой Анастасией Гоян по центру города.

 
Анастасия Гоян активно защищает интересы незрячих и слабовидящих и помогает интегрировать незрячих людей в социум. По ее инициативе в рамках проекта «Доступная среда» были поставлены направляющие поручни до омской «Пушкинки», где находится библиотека для слепых, и предприятия общества слепых. При ее непосредственном участии на предприятии «Омбытпошив» создали зал адаптивной физкультуры для незрячих работников. Преподает уроки по изучению системы Брайля на общественных началах. Инвалид I группы по зрению с детства.

Прогулка началась от торгового центра «Омский». Анастасия пришла на встречу с подругой: гулять одна даже в центре она не решается. Препятствия возникают на каждом шагу, в самых «простых» для зрячих людей местах. Первым из них стал подземный переход. Трудность состоит уже в том, чтобы его найти: слабовидящему (у Анастасии сохранились остатки зрения) сложно сориентироваться в пространстве и понять, в какую сторону двигаться.

Анастасия (справа) в повседневной жизни старается избегать подземных переходов. Спуститься туда она может только с сопровождающим.

В идеале об этом должны предупреждать тактильные указатели и (или) звуковой сигнал. Рельефная полоса должна обозначать начало и конец спуска или тротуара, а также задавать направление через некоторое количество шагов. Ничего из этого на площади у торгового центра нет. Более того, покрытие в виде крупной плитки с «прорехами» сбивает с толку, если идти с тростью.

В самом переходе блуждать порой приходится и зрячим, а для слепых это вовсе непреодолимый квест.

С помощью подруги Анастасия находит переход, и здесь начинается новое испытание. Границы ступеней мало того что никак не обозначены, на них еще и встречаются неровности. Местами они покатые — споткнуться может любой зазевавшийся человек. А внутри перехода открывается лабиринт.

— К торговому центру слепому путь закрыт. Ну, может есть какие-то эквилибристы. Вот я вышла из перехода, каким-то образом его преодолела, но я ведь не буду знать, в какую сторону идти. Площадь большая, как сообразить, где двери? Нужен или звуковой сигнал, или тактильные указатели. Но опять же, до них нужно дойти, — рассказывает она.

На выходе из перехода плитка все же обнаружилась, но рельеф на ней почти полностью стерся. Анастасия не сразу нащупала его ногой, так что при движении это сомнительная помощь.

Самым распространенным инструментом доступной среды в Омске остается проверенный метод «спроси дорогу у прохожего». По словам Анастасии, к этому приходится прибегать постоянно. Например, без подсказки незрячим невозможно сесть в общественный транспорт — номера прибывающих автобусов сообщают вслух лишь на нескольких остановках в центре. К счастью, люди чаще всего открытые, водители и кондукторы готовы помочь, говорит она.

Начиная со сквера Дзержинского открывается островок доступной среды, недоступной для остального города.

На Любинском проспекте, который отремонтировали за 2 млрд рублей и обещали обеспечить доступной средой по последнему слову техники, картина, действительно, меняется. Покрытие здесь идеально ровное, без зазубрин, бордюры аккуратно обозначают границы тротуаров, но не преграждают путь. В нужных местах — в начале и конце дороги — лежит тактильная плитка.

Анастасия говорит, что Любинский — излюбленное место для незрячих. Здесь назначаются встречи, проходят прогулки: по сути, только тут можно ходить, не опасаясь за здоровье. Больше в городе таких мест нет.

— Гулять прямо приятно. В прошлом году я здесь прохаживалась, когда приезжала выставка Эрмитажа с рельефными картинами, и подумала тогда: «Если меня здесь бросят одну, я выберусь», — призналась она.

Одно из немногих доступных для незрячих культурных учреждений — Драмтеатр. Тактильная плитка здесь обнаружилась только перед ступенями с левой стороны — ее еще нужно найти, но в остальном барьеров не существует. Ко входу ведет пандус с удобными перилами, на всем протяжении пути, через каждые несколько шагов, направление подсказывает рельефный указатель.

Соседний музей им. Врубеля тоже не вызывает нареканий. К тому же он доступен для незрячих и в другом плане: например, прямо сейчас там проходит инклюзивная выставка резных икон, раньше выставлялись картины известных мастеров, которые можно трогать. Для Анастасии такие события — праздник.

Пешеходные переходы на проспекте оборудованы звуковым сигналом, без чего перейти дорогу незрячему невозможно. Вообще, Анастасии очень помогает аудиореклама, раздражающая многих омичей: она служит для нее ориентиром. «Мы все-таки стараемся ходить по дорогам изведанным, в каких-то местах я знаю, что тут будет аудиореклама, и жду ее», — рассказывает женщина.

Но она признает, что есть и другое мнение: многие слепые жалуются, что не могут из-за нее расслышать важных сообщений.

«Стеклянный» переход на Любинском тоже оказался вполне приемлемым. Правда, на входе с одной стороны почти полностью стерлась рельефная полоса. Анастасия склонна оправдывать это суровым климатом: содержание инфраструктуры для инвалидов в Сибири требует больших затрат, чем, например, в Европе. Но вопрос к городским чиновникам остается открытым.

Ливневка испещрена «пупырышками», которые выполняют функцию тактильного указателя.

Зато внутри перехода обнаружилась ливневка с тактильным рисунком. Двигаясь вдоль нее, можно определять направление. «Не знаю, она меня случайно или специально ведет, но идти можно», — отметила она.

На выходе из перехода тактильная плитка уже на месте.

Вообще с инфраструктурой для незрячих в Омске дела обстоят хуже, чем в соседних городах. У нас нет даже центра реабилитации, за который уже долгое время безуспешно борются активисты. По пути Анастасия рассказывает, с чем сталкивается человек, потерявший зрение.

— Вот человек ослеп. Приговор зрению, но это не приговор жизни. Человек получает инвалидность, индивидуальную программу реабилитации, по закону ему выдают трость, лупу, говорящий тонометр, смартфоны сейчас появились, приспособления для прослушивания книг. Но дальше человек остается один на один с тростью, с которой не знает, как ходить, со смартфоном, который он не может даже включить. И ни одного консультанта, — говорит она.

— Смартфон сейчас — реальная необходимость, — говорит Анастасия. — Он и подсказывает место, и распознает деньги. Нужно, чтобы человека научили им пользоваться.

По ее словам, ближайшее место, где ослепший человек может получить необходимые навыки, находится в Бийске. Там расположен центр реабилитации Всероссийского общества слепых (ВОС). Также можно поехать в Москву. Некоторые услуги оказывают и в омском филиале ВОС, но Анастасия довольно скептически относится к этой организации. Она считает, что такие «орденоносные» учреждения монополизируют сферу, сосредотачивая у себя федеральные деньги и распоряжаясь ими отнюдь не однозначно.

— Мы добивались открытия ресурсного центра в Омске, писали губернатору. Но ВОС все заблокировал: собирали подписи, убеждали, что нельзя рассредоточиваться, все должно быть в Обществе слепых, — жалуется она.

На деле ВОС, по ее словам, «скидывает» незрячих на общественников, которые вовсе не обязаны помогать. Реальные консультационные услуги — как освоить голосовую программу на компьютере, смартфон со специальным ПО, да даже научиться ориентироваться в пространстве и пользоваться тростью — зачастую оказываются недоступны для незрячих омичей.

Анастасия, например, сама взялась преподавать шрифт Брайля на волонтерских началах. Но все-таки это отдельные усилия активистов, а не система.

Сейчас у Анастасии идет судебный процесс с Обществом слепых. Она доказывает, что его руководство допускает нарушения прав незрячих. Дело касается несоблюдения правил организации собраний и делегирования членов, но за этим, по ее мнению, стоят более серьезные несправедливости.

Даже на Любинском проспекте не у всех зданий лежит тактильная плитка. Стоматологи, например, об этом не позаботились, даром что медики.

— У Полежаева была идея делать огромный реабилитационный центр, но эта тема закрыта. Нам сказали, что никакого грандиозного центра в Омске не будет. Да грандиозный и не нужен. Пусть по области будет несколько консультационных пунктов, для начала посмотрим, как они работают, — считает женщина.

Пока усилия не возымели успеха. «И в мэрию писали, и Назарову писали. На каком-то уровне все вроде бы «да-да-да», и ничего», — поделилась она.

Между тем комфортный Любинский проспект уперся в перекрытый Юбилейный мост, и Анастасии пришлось отправиться в обход. Тут закончилась и доступная среда. Переход на улицу Щербанева обозначился крутым бордюром, тактильная плитка по пути больше не встречалась. Зато в подошве застревали куски щебня, лежащие по краям далеко не самой ровной дороги.

Далее следовал крутой подъем по неудобным ступенькам на Комсомольский мост и движение по узкому тротуару, где смешиваются потоки пешеходов и велосипедистов. Незрячим без сопровождения здесь лучше не появляться.

Затем последовал новый квест — как перейти дорогу с Комсомольского моста к площади Ленина. Пешеходного перехода здесь в принципе нет, и люди перебегают проезжую часть с риском для жизни. А переход к самой улице Ленина оказался перекрыт ограждениями: там идут ремонтные работы.

Наконец удалось выйти на вторую часть улицы Ленина, которую практически закончили ремонтировать. Незавершенным остается только участок на подходе к Юбилейному мосту. Здесь Анастасию ждало некоторое разочарование: тактильной плитки нигде нет (и неясно, появится ли она), светофоры на переходах работают без звуковых сигналов. Одна радость — ровная дорога.

— Просто ровная дорога. Это уже счастье. Мы здесь гуляем, и слава богу, что хоть одна такая улица у нас есть, — оптимистично отметила она.

В других местах все гораздо хуже. Даже там, где, казалось бы, доспупная среда просто обязана быть. Например, по пути к офтальмологической больнице на Декабристов, по словам Анастасии, можно свернуть шею. А ведь по этой дороге ходят слабовидящие и слепые люди.

— Все-таки сказать, что все плохо-плохо, я не могу, не возьму грех на душу. Конечно, что-то делается. Вот в службе занятости Ленинского округа все идеально сделали. Если с кого-то нужно брать пример, то это с них. Все, что доктор прописал: от порога до санузла. У них есть звуковой сигнал, и сделан он так деликатно: не орет, а тихим голосом вещает социальную рекламу. Там я ни в ком не нуждаюсь, — говорит женщина.

Гулять одна она может еще разве что в родном районе, у площади Серова. Но не потому, что там есть доступная среда: просто местность изучена с детства.

— Гулять сложно, но это не значит, что невозможно. В принципе, человек может адаптироваться к любой ситуации. Не хочется критиковать, потому что явно что-то делается, но в целом, если честно, доступной среды очень мало, — считает она.

— Сейчас, пока ренессанс, мода на инвалидные темы, надо этим пользоваться. Надо что-то создать в городе, что останется после нас. Нельзя сказать, что все плохо, что чиновники враги — не враги они. Но почему-то ничего не получается. Надеемся, что все же что-то будет, — заключила Анастасия.

 
Анастасия Гоян номинирована на премию «Народный герой» в номинации «Инициатива». Премия призвана отметить добрые дела и общественно полезные инициативы омичей. Проголосовать за номинанта можно тут, а также отправив СМС-сообщение с текстом «12» на номер 8–929–367–61–23 либо в WhatsApp. Стоимость сообщений согласно тарифному плану вашего оператора, дополнительная плата организаторами не взимается.
Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter